Государственный музей изобразительных искусств
Республики Татарстан
г.Казань
ул.Карла Маркса, 64
8(843) 236-69-31
kazfineartmus@mail.ru
С апреля по сентябрь включительно санитарный день в главном здании музея переносится на первую среду месяца - музей закрыт для посещения.   
Аннотация к выставке

ОБРАЗ ПОЭТА-ГЕРОЯ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ

К 110-летию со дня рождения Мусы Джалиля

 

«В нашей стране не умирает, не теряется, не остаётся без благодарности любой порыв, обращённый к народу. В этом великая закономерность нашего общества и большое человеческое счастье», - так писал о подвиге М. Джалиля поэт М. Луконин. Высокий порыв Мусы, его пламенное искусство нашли взволнованный отклик у мастеров изобразительного искусства. Десятки живописных полотен, скульптурных портретов, нескончаемые серии графических произведений посвящены поэту и его «Моабитским тетрадям». Благодаря сложной полифоничности этого образа, в которой неразрывны характер воина, лирика, любящего отца и преданного сына Родины, мастерам джалилианы удалось передать сложнейшую гамму патриотических чувств, дать существенный поворот решению героической темы.

Постижение сложной структуры образа Джалиля шло циклично, последовательно, начиная от простых реалистических изображений до полотен и скульптурно-пластических, графических произведений психологического и философского звучания. Специфическим моментом было то, что в качестве модели-прототипа предстал невыдуманный, реальный человек, с конкретным обликом, известной всему миру биографией. И сложно было, не теряя правды образа, слить документальную основу с видением художника, с фантазией творца. В последних произведениях это поэтико-романтический символ духовной высоты и несломленности целого поколения людей, победивших фашизм («Красные ласточки» В. Фёдорова, «Лирический портрет М. Джалиля» В.Скобеева).

Важной вехой в истории джалилианы стало живописное полотно Х.Якупова «Перед приговором» (1954), слившее мироощущение героя и фронтовика-автора в единую патриотическую струю.

Новый смысл приобретает труд одного из первых интерпретаторов образа поэта в графике И.Язынина, который, не имея собственного фронтового опыта, стремился к отождествлению себя с автором «Моабитских тетрадей», переживая мысленно те трудные ситуации, в которых мог оказаться поэт. Сдержанный накал иллюстраций, станковых листов И. Язынина, солдатская немногословность и выразительная острота неотделимы от литературного контекста 1960-х годов и восприятия войны в ту эпоху, когда сформировалась художественная концепция автора.

Поиски органичного, одухотворённого языка в отображении образа поэта протекают и в скульптуре. Ведущей становится задача воссоздания внешне достоверного облика поэта. Таков бронзовый бюст, выполненный его современником С.Ахуном (1957), начатый ещё до войны и завершённый уже в послевоенное время.

На поэтическом возвышении индивидуального образа, придания ему большего артистизма, и образной красоты, строится композиция Б.Урманче «М. Джалиль» (1957), украшающая вестибюль Театра оперы и балета в Казани. Вскинутая в порыве голова, открытые грудь, плечи возникают из белого мрамора волною, возносящей поэта над обыденным.            

Чрезвычайно интенсивными поисками нового характеризуется живопись 1970-х годов, что отразилось и на джалилиане этого времени. Традиционные жанры портрета и тематической картины отмечены усилением социального динамизма, психологической дифференциации  личности. В картине А. Китаева «М. Джалиль», наоборот живописные и фактурные эффекты, театральность поз и жестов заслоняют духовную содержательность образа, приглушают светлый строй чувств, который неотъемлем от личности Джалиля.

Для художников послевоенного поколения война - не конкретное и лично пережитое событие. Их картинам, построенным на чисто эмоциональной, поэтической оценке, была чужда повествовательная интонация очевидцев. Романтическая взволнованность, чувство духовной сопричастности подвигу отцов и дедов диктовали свои обобщённо-приподнятые формы, стиль высокого повествования. На путях поиска новой образной выразительности родились картины В.Скобеева, И. Рафикова, В. Аршинова, тяготеющие к панно и фреске. На первый план в этих полотнах выходит возвышенный образ Поэта, преодолевающего смерть, забвение, разлуку.

Так личность Джалиля, глубоко притягательная для мастеров искусства, дала животворный импульс к созданию десятков художественных произведений, представляющих национально-самобытную трактовку героико-патриотической темы. Своим реальным жизненным содержанием, неприкрашенной правдой она уберегла художников от надуманных штампов, декларативности и схематизма. Не только художники-фронтовики, но и мастера послевоенных десятилетий воплотили в своих творениях на джалиловскую тему мотивы сопричастности подвигу поэта-героя, личностное и высокое патриотическое и гуманистическое начало.


 

Р.Г. Шагеева

Написать нам